Мир через 50 лет: к кому перейдет лидерство от Европы

Прогноз — чего достигнет наука через 50 лет — сделала семья научных сотрудников Александр Марков и Елена Наймарк для юбилейного выпуска газеты «Троицкий вариант».

Приводим этот любопытнейший прогноз ученых в кратком изложении. Полностью с ним можно ознакомиться в статье «Наука в мире через 50 лет».

Александр Марков, палеонтолог, лауреат премии «Просветитель»:

Демография: 11 миллиардов населения

Начнем с демографии. Глобальные демографические тенденции, возможно, лучше всего поддаются прогнозированию. С большой вероятностью ситуация до конца века будет развиваться примерно так: к концу столетия рост населения Земли застопорится около 11-миллиардной отметки. Это не очень страшная цифра. Сегодня нас уже около восьми миллиардов. А если бы, для сравнения, вся поверхность суши была заселена так же густо, как город Нью-Йорк, то на Земле поместился бы триллион человек. А если как Москва с Новой Москвой, включая Троицк с окрестными лесами, то 700−800 миллиардов. Такой судьбы мы избежим. Прокормить 11-миллиардное население при современном уровне сельскохозяйственных технологий вполне реально, даже с учетом предполагаемого негативного влияния климатических изменений на сельское хозяйство.

Доля лиц европейского происхождения станет не то чтобы пренебрежимо малой…
Доля лиц европейского происхождения станет не то чтобы пренебрежимо малой… Фото: pxhere

Интересен расклад по регионам. Эти 11 миллиардов человек будут включать около пяти миллиардов азиатов, свыше четырех миллиардов африканцев, один миллиард европейцев с североамериканцами и менее миллиарда латиноамериканцев. Рост населения Азии должен прекратиться уже лет через 30. Главное изменение по сравнению с сегодняшним днем — многократный рост населения Африки. Доля лиц европейского происхождения станет не то чтобы пренебрежимо малой… хотя ладно, давайте уж начистоту: она станет пренебрежимо малой. И это обязательно скажется на вкладе «западной цивилизации» в мировую культуру и науку. Конечно, этот вклад мог бы остаться большим, если бы богатые западные страны смогли удержать лидирующие экономические позиции. Но они вряд ли смогут.

Экономика — сложная, развитая наука, в которой я разбираюсь на уровне «читал популярные книжки А. Аузана и К. Сонина». Поэтому не буду вдаваться в неведомые мне детали и сложные механизмы. Но всё же рискну немного пофантазировать. Мы видим, как некоторые азиатские страны на фоне замедления или полной остановки роста населения начинают энергично богатеть, набирая экономическую, политическую, военную и научную мощь.

 

Мы видим, как некоторые азиатские страны на фоне замедления или полной остановки роста населения начинают энергично богатеть
Мы видим, как некоторые азиатские страны на фоне замедления или полной остановки роста населения начинают энергично богатеть. Фото: pixabay

Логично предположить, что по сходной траектории пойдут и другие страны, находящиеся сейчас на более ранних этапах демографического перехода. Так что вслед за великой китайской экономикой и наукой (у которых, вероятно, еще всё впереди) мы вполне можем увидеть через несколько десятилетий начало расцвета великой индийской экономики и науки.

Наука: за кем будущее

На мой взгляд, лидерство западной науки (европейских и американских университетов, научных школ, норм научной этики и тому подобного) будет слабеть. Этот процесс может зайти далеко, вплоть до того, что к концу века всякие Оксфорды и Гарварды будут выглядеть провинциальными и отсталыми по сравнению с могучими университетами Нанкина, Бангалора, Лагоса и Киншасы. Впрочем, за 50−70 лет до великих африканских университетов дело вряд ли дойдет, скорее на это потребуется лет 100−120. Но тенденция станет заметна раньше.

Может быть, впервые в истории сложилась ситуация, когда не молодежь учится у старших, а наоборот: «морально устаревшим» старикам, не поспевающим за прогрессом, всё чаще приходится учиться у молодёжи. А население-то стареет: на каждого молодого человека приходится в среднем всё больше людей немолодых. От этого «нажитая с годами мудрость» еще быстрее дешевеет, а молодая энергия и обучаемость, соответственно, дорожают.

Старикам, не поспевающим за прогрессом, всё чаще приходится учиться у молодёжи
Старикам, не поспевающим за прогрессом, всё чаще приходится учиться у молодёжи. Фото: pixabay

Как это скажется на научных традициях, школах, на изначально присущем научному сообществу уважении к опыту заслуженных мэтров? Надо полагать, отрицательно. Наука в целом от этого может стать более энергичной и динамичной, но и более поверхностной, склонной к максимализму, к слишком быстрому ниспровержению старых догм и установлению новых, еще более жестких и нетерпимых к сомнениям. Всё это мы в какой-то мере наб­людаем уже сегодня.

Экология: мир не рухнет

Что касается экологии, включая глобальные антропогенные изменения климата, то эта проблема, при всей ее серьезности, на мой взгляд, в ближайшие десятилетия вряд ли станет определяющей. Я не сомневаюсь ни в реальности потепления, ни в его антропогенных причинах, ни в том, что оно сулит неприятности. Равно как и в том, что необходимо предпринимать серьезные шаги для уменьшения его масштабов и сглаживания последствий. Но мир все-таки, как мне кажется, не рухнет из-за климатических изменений, по крайней мере в ближайшие 50−70 лет.

Ранее «Бора-медиа» сообщала, что по некоторым прогнозам потепление на Земле может вызвать «медленные» разрушительные ураганы.